9 Мая - Гильберт Зоя Сергеевна

Гильберт Зоя Сергеевна

ветеран Великой Отечественной войны,

заслуженный учитель Российской Федерации,

отличник Просвещения, почетный ветеран Подмосковья.

 

 

Война пришла, когда ей было 12 лет. Всем было трудно, а ей досталось вдвойне. Мама тяжело болела и окончательно слегла, отец ушёл добровольцем на фронт. Зоя успела окончить семилетку и за отличные способности была направлена в старшие классы. Но вместо этого скоро получила первую запись в трудовую книжку — принята бухгалтером ремонтно-швейной артели.

 

Зоя решила стать педагогом и к своей цели шла упорно. В школе рабочей молодёжи училась одновременно с работой в швейной артели. Поступив в Орехово-Зуевский педагогический институт, выбрала точные науки — физмат.

 

Начинала преподавать в Хотькове, работала в Семхозе, когда в посёлке построили кирпичную школу. Вот здесь отпущенная ей природой энергия, проявилась в полной мере. Принципиальная и ответственная учительница возглавила профком, была избрана депутатом городского Совета.

 

В отделе образования этот неукротимый источник энергии заметили и предложили Зое Сергеевне возглавить школу в Птицеграде. Тогда это была старая деревянная школа, перегруженная до предела. Разумеется, директор и депутат Зоя Гильберт начала борьбу за строительство новой школы в Птицеграде.

 

В городских инстанциях разъяснили, что быстрой школьной стройки не получится. Другой на её месте этим бы и ограничился, а она поехала на приём к первому секретарю обкома Василию Конотопу. Вояж наудачу, естественно, наткнулся на закрытые двери. Обкомовские гардеробщицы посочувствовали неумелой посетительнице и подсказали, как надо действовать. На следующий день рано утром она ждала там, куда подъезжала служебная машина. Секретарь обкома выделил настойчивому директору школы десять минут, а проговорили почти час. По окончании беседы Конотоп вызвал заместителя и сказал дословно так: “Если всё, что я услышал, так и есть, к проекту школьной стройки приделать паровоз”.

 

Школу построили за год, ещё двадцать лет директором в ней была Зоя Гильберт.

 

Зоя Сергеевна пишет  стихи собственного сочинения. Но это не лирические картинки или наброски настроений. Это некий концентрат додуманных и вызревших мыслей, итог многолетних наблюдений и размышлений в поэтической форме.

 

Дорогие Россияне!

 

Я уверена, что где бы ни находился в эти дни ветеран ВОВ, он, он так же, как и я ведет разговор со своей памятью, как единственным источником правды о прошедшем, на который никто не может повлиять.

 

Такая штука наша память.

Ее, как запись не сотрешь 

Как памятник не переплавишь

И, как бумагу, не сожжешь.

Календарь жизни листая

И тех, страшнейших пяти лет,

Болью сердце обжигает,

Смертью тех, кого уж нет.

Возмущенная трепещет кричит:

- Не смейте позволять!

Честь своих отцов и дедов

Нацисткой сволочи топтать,

Переписывать страницы,

Героев грязью обливать.

Над сожженными смеяться!!!

Шутами в красках выставлять!

Они с фашистами сражались,

Которых Мир "чумою" звал!!!

И свои жизни отдавали

За то, чтоб в Мире мир, настал!

В монолит ряды смыкая,

Все, кто тогда в Союзе жил,

Без переводов понимали -

Родина - Мать, Победа, Мир!

С гранатами ползли под танки,

Закрывали телом дзоты,

Неправда!!! Их ни кто не гнал -

Все они были патриоты.

Я не позволяю Вам забыть -

Что Вам пришлось пережить,

Когда нации с Земли стирали

И лишних в камерах сжигали.

И не щадили ни кого!

Бендеровцы с ЭС, ЭС

Страшней всего

Они не просто убивали -

Сначала мучили, терзали

В ком кровь обычная текла

И голубою не была.

Всех без причин - к уничтожению

Через боль и унижение

Я календарь хочу закрыть,

Но память не дает

Она теперь уж не кричит,

А воет и орет:

Да, как Вы можете теперь,

Когда при Вас, в живую

Вам роль отводят во Второй

В учебниках - вторую

Великой первую войну теперь венчают.

Подонкам, предавшим народ,

Героя вручают!

Договорились до того,

Что Вы войну начали

И на республику УС

Сами же напали.

А Вы, снисходительны опять:

Их так, мол, воспитали,

Ложью запудрили мозги,

Они ж не воевали.

Они ж видеть не могли,

Как  солдат советский

Освобождал Европу всю.

От нечисти немецкой.

И как их бабушки

Солдат советских обнимали

И танки, и самих солдат

Цветами засыпали!!!

Как в сорок пятом

Ликовал весь мир, крича Победа!

И хоронил фашизм навек!

Грядущего не ведав

Хотя кое-кто тогда:

Вас предупреждали:

Не убили слова "Хайль",

А только напугали

А Президентом нашим,

Мы гордости полны!!!

Как самым лучшим сыном

Из лучших всей страны!!!

И прадедов и дедов

Славы он достоин,

И лозунг Миру подтвердив

В России "Он в поле - воин"

Потомки, Ваш черед настал

Всех в монолит сплотить!

Фашизму - нет! Майданам - нет!

Миру заявить.

 

К некоторым фразам из этих размышлений мысленно возвращаешься вновь — чтобы удивиться неожиданному повороту мысли, согласиться с автором или поспорить. Например, утверждение Зои Сергеевны, что она всегда ощущала себя свободной. Не надо ругать времена — их не выбирают. Свобода, по её мнению, это внутренняя установка человека, а не отмена всех границ, запретов и шлагбаумов.

 

Другое утверждение: нет ничего пагубнее, чем однобокое, монотонное критиканство. Это безнадёжный тупик и установка на поражение. Поднимаешь проблему — предлагай, как её преодолеть. Сама она так и действует по сей день. Неожиданно звучит мысль о том, что умные не стареют. И ведь если вдуматься, так оно и есть. Личный пример Зои Гильберт — лучшее тому подтверждение.

 

Возраст добавляет морщинок на лице, но над её душой и мыслями время не властно. Она так же остро реагирует на то, что считает неправильным, ни за что не отвернётся, если считает своим долгом вмешаться. И может, не взирая на “погоны”, высказать собеседнику, всё что думает.

 

 

Наречем Иваном

 

Копаем землю наугад

В местах, где шли бои.

Павших схоронить тогда

Живые не смогли.

Десятилетие прошли,

А нам не по себе

И мы копаем и хотим

Предать их всех земле

По обычаю отцов.

Отпеть, захоронить,

И имя высечь на кресте.

Чтоб вечно могло жить!

А если имя не дано

Ему восстановить

То гордо наречем. "Иван"

Пусть так тому и быть

Иваном всех наших бойцов

Фашисты называли

Ведь, если погибал один,

На место пять вставали.

И не горел Иван в огне,

И не тонул в болоте,

Иван, Иваном был везде

В Морфлоте и в пехоте.

И не сворачивал с пути.

Иван врагов тараня,

И в пулемет вцепляясь стрелял

Хотя смертельно ранен

Иваном, помнят их враги.

Иваны ночью снились

Забыть мог многое с войны,

Иваны - Не забылись!

Напишем на кресте: "Иван".

Геройской смертью пал

Он жизнь отдал за нас с тобой

Он - Родину спасал!

И в память будем нарекать

Иваном, своих внуков.

Они, как символ на Земле,

Добру, Миру - порука.

 

«Есть Память, которой не будет забвения»

 

 

Вот уже более 30-ти лет в апреле в школе №8 города Сергиево Посада собираются ветераны 16-той Гвардейской Карачевской стрелковой дивизии.

 

В учебном заведении есть музей этого боевого подразделения. Каждый год почтить память павших и пообщаться с живыми свидетелями событий Великой Отечественной войны приезжают  из разных уголков бывшего СССР дети и внуки гвардейцев, поисковики и просто неравнодушные люди.